Вопрос-ответ
  1. Ваше имя
    Please type your full name.
  2. Ваш E-mail
    Invalid email address.
  3. Ваш вопрос
    Invalid Input
  4. Введите код, изображенный на картинке (защита от спама)
    Введите код, изображенный на картинке (защита от спама)
    Пожалуйста, введите код изображенный на картинке!

Художественная литература

Михаил Меньшаков "Колхоз дело добровольное"

Колхоз дело добровольное
 От автора
Этим произведением я открываю серию рассказов о мальчишках и девчонках, живших во времена «брежневского благоденствия» в середине семидесятых прошлого столетия, и попавших в экстремальные условия деревенской жизни, и о тех приключениях, которые им придётся пережить за месяц работы в колхозе. Все персонажи вымышлены.

 Рассказ -1
 Кара
 Часть -1
 За приезд, отъезд
Колька ехал в колхоз, он поступил учиться в техникум, а второго сентября вместо занятий всю группу отправили в колхоз на помощь в уборке урожая. Это мероприятие называлось громкими словами «битва за урожай», ехала вся группа в Любимский район, в посёлок под странным названием Закобякино. Асфальтовой дороги туда не было, и поэтому автобусы не ходили, добраться туда было можно тремя способами. На «кукурузнике», это такой самолёт, на котором летают на близкие расстояния, но на самолёт денег не было, да и пассажиров в него входило совсем мало. На «ракете» до Костромы, потом на катере по Костромке до деревни Иссады, а там пешком километра два, но это тоже не подходило, слишком долго, и тоже дорого. Ребят везли на поезде, до маленького районного города Любим, потом на грузовой машине по страшной грязной дороге, которая состояла из колеи в одну сторону, уже до самого Закобякино. Такой дороги Колька в своей короткой молодой жизни ещё не видел, старая дряхлая машина Газ – 51, в кузове которой прямо на полу сидели мальчишки и девчонки, как въехала в эту колею в начале дороги, так и выехала только в самом Закобякино. Остановились в центре маленького посёлка, на центральной площади, где находились все магазины, сельсовет, контора правления колхоза, клуб и старая заброшенная церковь. Водитель, не молодой деревенский мужик в просаленном комбинезоне, и с утра похоже уже пьяный, выскочил из машины и заорал на всю площадь.
-Выходи, ядрёна корень, чего сидите, приехали, дальше своим ходом будете добираться – и добавил, обращаясь к мастеру, старшему группы, который ехал с ним в кабине.
-Чего стоишь, иди, покупай, вон магазин, да водки бери, я красное не люблю. – Мастер Николай Петрович Старостин, он же и воспитатель, недовольно поморщился, но не говоря, ни слова скрылся за некрашеными дверями маленького деревенского магазина.
- А вы чего стоите? – опять так же громко заорал водила, обращаясь к мальчишкам, только что спрыгнувшим с кузова машины.
- Он чего глухой что – ли, так орёт? – обратился к Кольке высокий парень с длинными волосами.
- Откуда я знаю – ответил Колька – давайте лучше скинемся и отметим приезд.
- Надо у Петровича спросить – засомневался длинноволосый парень, а то из техникума попрут, а мне в армию неохота.
- А ты чего девка что – ли? – спросил опять громко, на всю площадь, водила – патлы – то распустил.
- Модно так – огрызнулся парень.
-У нас тоже два, три модника таких есть, вон поп такие же патлы носит – засмеялся водила.
-Это он тебе в отместку за глухого – ткнув парня локтем, сказал Колька – вот тебе и глухой, думай, что говоришь, а то на кулак нарвёшься. В этот момент из магазина вышел Петрович, он нёс в одной руке бутылку водки по 3,62, в другой мороженное.
- Смотрите – ка, здесь даже мороженное есть – загалдели девчонки и ринулись в магазин.
- Нам тоже купите – крикнул им в след длинноволосый парень.
- Щас, мороженного он захотел за наш счёт, сам себе покупай, хитрый какой – огрызнулись девчонки. Длинноволосый почесал затылок, и сам пошёл в магазин. В магазине воняло старой селёдкой, затхлостью и сыростью, вместе с продуктами здесь торговали промтоварами, порошками мылом и вообще всякой всячиной. Следом за длинноволосым в магазин потянулись и остальные ребята.
- Ну, чего брать будем, водки или красненького? – спросил пацанов Колька. На полках магазина спиртного было раздолье, водки стояло сортов пять, а уж о красном и говорить нечего, наливай и пей. Мальчишки внимательно рассматривали, выставленное в ряд красное вино.
 - Сухаря не надо, кислятину пусть девчонки пьют – рассуждали они. – И водки не будем, слишком дорого, мало получится на каждого, давайте возьмём «фруктовое – ягодное», оно дешевое, получится много – рассуждали мальчишки.
- Правильно, сольём всё вино в одно ведро, и будем черпать кружками на лужайке – предложил Колька. Ребята согласились и стали подсчитывать, сколько надо денег на два ящика красного, по 92 копейки за бутылку. Получалось 36 рублей 80 копеек – а нас 24 че-ловека, значит с каждого по 1рублю 55 копеек, копейки на закуску – подсчитал Колька. – Давай собирай быстрее – предложил он длинноволосому.
-А чего я – то, больше некому что – ли – стал отказываться тот.
-Давай, давай, нечего выделываться, пить будешь? – спросил Колька.
-Буду – ответил тот.
-Раз будешь, собирай, а то мы тебя исключим из нашей компании. Длинноволосый поморщился, но снял кепку и пошёл собирать в неё деньги. – Раскошеливайтесь, да побыстрее – командовал он и тщательно пересчитывал деньги, отданные каждым компаньоном. Девчонки по началу отказались пить такое красное.
-Не будем мы пить эту фуфуню, вонь от неё на километр – возмутилась толстая Верка. Верка была самая молодая из всех девчонок, она поступила в техникум после восьмого класса, а не как все остальные после десятого. Ей не было ещё и шестнадцати лет, разговорчивая, весёлая она сразу перезнакомилась со всеми, и её уже успели прозвать «плюшка», на что она совсем не обиделась.
-Меня и дома все зовут «булочка» - говорила она, поглядывая на ребят своими голубыми глазами и улыбаясь пухлыми алыми губками.
-Давай, давай я тебе сухого куплю, вон «рислинг» есть – сказал длинноволосый.
-А я бы лучше водочки выпила – сказала Верка, и, подумав, добавила – покупай, чего хочешь, не хорошо отрываться от коллектива.
-Правильно, да и мала ты ещё, водку пить, подрасти сначала, а то отвечай потом за тебя.
-Сам – то ты ещё маленький, вымахал как верста коломенская, а целоваться не умеешь – засмеялась Верка.
-А ты умеешь? – возмутился длинноволосый.
-Да уж умею, получше твоего – гордо сказала Верка.
-А ну покажи, как надо – сказал длинноволосый и замер в ожидании поцелуя.
-Щас буду я с тобой губошлёпом целоваться, держи карман шире – засмеялась Верка.
-Хватит Вам в любовь играть – заругался Колька. – Ты деньги у всех собрал? – спросил он у длинноволосого.
-У всех, и даже пересчитал, 37 рублей ровно – ответил тот.
-Тогда чего стоишь, иди, покупай, и закусить возьми на оставшиеся – распорядился Колька.
- Как я один два ящика понесу – возмутился длинноволосый.
- Почему один, возьми ещё кого – нибудь, чего народу мало что – ли – предложил Колька.
- Кто со мной за бальзамом для души? – кинул кличь длинноволосый. – Я, Я, и Я тоже – сказали трое мальчишек.
-Тогда пошли, а то мне одному не справиться, да рюкзаки возьмите куда положить, сорок штук в руках не унесёшь – посоветовал длинноволосый. Мальчишки скрылись за некрашеными дверями магазина.
-А куда наш мастер делся? – спросили девчонки Кольку.
-Как куда, ушёл водку пить с водилой, потом пойдёт к председателю определять нас на работу и устраивать на ночлег, там тоже добавит за губу, так что сегодня мы его трезвым не увидим – ответил Колька. Мальчишки вышли из магазина, неся в руках полные рюкзаки красного вина.
- Во закупили, теперь можно отправляться на место жительства – улыбнулся длинноволосый.
-А закусить – то взял, чего нибудь? – спросил Колька.
-Купил, купил, колбасы ливерной купил, хлеба, во ещё завтрак туриста, целых пять банок – ответил длинноволосый.
-Кильки ещё в томатном соусе купили – крикнул парень, тоже ходивший за вином.
-Ну, раз всё купили, пошли к конторе колхоза, там Петрович должен быть – предложил Колька.
-Ты как начальник всем распоряжаешься – возмутился длинноволосый.
-А тебе что не нравится, дак командовал бы сам, или у тебя в носе не кругло? – засмеялась Верка.
-У тебя, зато очень кругло – огрызнулся длинноволосый. Петрович сидел на лавочке рядом с председателем колхоза, покачиваясь из стороны в сторону, и о чём – то с ним горячо споря.
- Во уже готовы, наклюкались – засмеялся длинноволосый. Колька подошёл к мастеру и спросил – Николай Петрович, куда дальше пойдём, где ночевать будем?
- А тёзка – сказал тот и посмотрел на Кольку осоловевшими глазами. – Сначала пообедайте, а потом пойдём в деревню километра полтора отсюда.
-Вас Наказанный проводит – влез в разговор председатель.
-А где обедать – то? – услышав про еду, загалдели ребята. Толстая Верка, проголодавшаяся больше всех, подошла вплотную к мастеру и спросила – а где столовая – то?
-Вам же сказали, Наказанный проводит, ты чего какая не понятливая – возмутился мастер. Наказанным они называли мужика лет 67, невысокого роста, худощавого, с седыми не стриженными взлохмаченными волосами, и такой же седой бородой, он стоял чуть поодаль от председателя, и поэтому ребята его не сразу заметили. Наказанный смотрел на ребят добрыми, когда – то голубыми глазами, но от старости выцветшими и пожелтевшими от постоянной пьянки. Весь вид его говорил о том, что он действительно наказанный, какой – то неуверенный, грустный, с опущенными в низ плечами в старой рваной фуфайке, из под которой выглядывала старая застиранная до желтизны белая рубаха. На ногах его были одеты, стоптанные кирзовые сапоги, все грязные, и задранными вверх носами. Но всего больше смутило ребят, то что из правого рукава его старой фуфайки, выглядывала маленькая детская ручонка, сухонькие пальчики которой заканчивались длинными грязными ногтями.
- Пойдёмте, детишечки, я вас провожу – сказал он добрым ласковым голосом. Колхозная столовая находилась совсем рядом на втором этаже небольшого, очень старого деревянного здания, на первом этаже были размещены парикмахерская, аптека и какой – то склад – как – то нелогично, надо бы наоборот, столовую вниз, а всё остальное наверх – подумал Колька. Мальчишки и девчонки поднялись на второй этаж и вошли в столовую, это была небольшая по размеру комната, в ней находились несколько небольших деревянных столов за одним из столов, сидели четверо деревенских мужиков, они распивали красное вино.
- А, Наказанный, проходи, присаживайся, гостем будешь – предложил один из мужиков.
- Не могу, мне надо детишек проводить – отказался от предложения Наказанный. Он заглянул в окошко для раздачи пищи и сказал – девочки, председатель просил накормить всех городских.
 - Сколько их? – спросил нежный женский голос.
- Сколько Вас? – переспросил Наказанный.
- 24 человека – ответили хором ребята и девчонки.
- Как жрать – то хотят – засмеялись за столом мужики.
 - Ну, чего стоите, принимайте – сказала выглянувшая из окна девчонка лет шестнадцати, и стала выставлять тарелки с супом.
-Куда садиться – то места всем не хватит? – возмущались ребята.
- А вы на пол садитесь – пошутил один из пьяных мужиков.
- Столы составьте и садитесь – крикнула подающая тарелки девчонка. Мальчишки составили пустые столы, места действительно стало много и хватало на всех, зато стало не хватать стульев.
- Сейчас я вам лавку подам – сказала девчонка. С лавкой места хватило всем.
- В тесноте, да не в обиде – сказал Наказанный, подумав, добавил – за приезд надо бы выпить, чтобы дорога была гладкой, когда назад поедете.
 - Да надо бы – согласился Колька.
 - Надо, надо – повторили как эхо ребята. Длинноволосый принял слова ребят к действию и стал доставать из рюкзака бутылки с красным вином. – Каждому по полбутылки – распорядился он. Длинноволосый выставил на стол 12 бутылок вина и стал завязывать рюкзак.
-А деду чего не достал, он, что не пьющий, или не уважает? – возмутились ребята.
- Пьющий, пьющий и всех уважаю – подал голос Наказанный. Длинноволосый с неохотой развязал рюкзак и достал ещё одну бутылку вина. – На халяву и уксус сладкий – сказал он зло и поставил бутылку на стол. Ребята разлили по стаканам красное вино, по столовой пошла такая вонь, что повариха высунулась в окно раздатка и спросила – вы чего пьёте – то, гамыру что – ли?
- Нет «плодово – ягодное» из магазина – ответили ребята.
 -Аааа – задумчиво ответила та. Ребята выпили, закусили супом, и повеселели.
- Эй, на кухне, давай второе – стали раздаваться пьяненькие голоса.
- И компот – добавил длинноволосый. Одному из деревенских мужиков, выпивавшему с друзьями за соседним столом, не понравилась наглость чужого городского сопляка, и он решил устроить драку, тем самым, наказав его за наглость. Взяв со своего стола пустой стакан, он подошёл к столу ребят, взял бутылку с вином, налил себе целый стакан и выпил. Выпив стакан чужого вина, он схватил грязной рукой котлету с тарелки толстой Верки и закусил ей вино. Затем развернулся, и запев песню, пошёл к своему столу.
 По столовой разнёсся гнусавый пьяный голос.
 Юная и стройная медсестра была,
 Но в колхоз работать направлена она,
 Медсестру направили на короткий срок,
 После обучения, так было сынок.
Допеть ему не дали, толстая Верка, вскочив со своего места, впилась ему в волосы обеими руками и повалила на пол. Пьяный парень, не ожидав такого нападения, растянулся на полу всем телом с таким грохотом, что из кухни выскочили все поварихи, увидев столь странную картину, они захлопали в ладоши и закричали.
-Дай ему девонька просраться, что бы помнил пьяная рожа. Толстая Верка приподняв его голову, ткнула её в пол с такой силой, что парень ойкнул, и из разбитого носа потекла кровь, измазав пол. Верка вскочила, и с размаху пнула его резиновым сапогом под зад, при этом выругавшись по матушке. Приятели парня, сидевшие за столом, заржали на весь зал, посмеявшись, один из них крупный мужик лет сорока, сказал – завязывай, Серый, пока милиция не приехала, а то сам же виноват, будешь, хоть и побитый. Парень встал, размазывая по лицу кровавые сопли, и выругавшись матом, сплюнул на обшарпанный пол, сгусток крови.
- Чего расплевался, здесь тебе не свинарник, а столовая, сейчас милицию вызовем – заругались поварихи.
-Да вытру я вытру – забубнил Серый, и сел рядом с друзьями .
- Ну что Серый, дала тебе городская девка просраться? – смеялись мужики.
- Ещё не вечер, встретимся на узкой дорожке – ответил тот зло.
Ребята, доев свой обед и допив оставшееся в бутылках красное вино, поставили столы на место и забрав с собой всю оставшуюся еду, весёлые и разговорчивые спустились на улицу. Там их уже ждал Петрович, он стоял с председателем и опять о чём – то спорил.
- Ну что подкрепились? – спросил он ребят.
- Подкрепились, даже на ужин набрали – весело ответили ребята и девчонки.
- Вот председатель вам место нашёл, где будете жить – сказал Петрович.
- Все вместе будем жить или отдельно – засмеялись мальчишки.
- Ещё чего не хватало – возмутился Петрович. – Мальчики будут жить в вагончике, а девочки в доме у бабушки Тамары.
- Вот всегда так, всё лучшее девчонкам, а нам все остатки – засмеялись мальчишки.
- Ничего с вами не случится, если вы месяц в вагончике поживёте – сказал Петрович.
- Наказанный – позвал председатель – вот тебе ключ от вагончика покажешь мальчишкам, где там чего и как, а девчонок проводишь до бабушки Тамары, скажешь, колхоз всё оплатит, пусть не волнуется.
- Пойдёмте детушки, я вас до деревни провожу, и всё покажу – сказал он ребятам.

Часть -2
 Дуб великан

Деревня Строганово, в которой ближайший месяц придётся жить мальчишкам и девчонкам, находилась совсем рядом, рукой подать, если можно так выразиться. Наказанный вывел ребят на окраину Закобякино.
-Вон Ваша деревня, через поле, а вот сушилка на которой будете работать – и он ткнул пальцем, в странное нагромождение каких – то машин, установленных под навесом, на асфальтированной площадке. Мальчишки и девчонки с удивлением смотрели на это чудо техники.
- Что не видели такого никогда? – удивлённо спросил Наказанный.
- Нет, не видели, нас первый раз в колхоз послали, мы только поступили учиться. – А для чего она предназначена, эта сушилка? – спросили ребята.
- Как для чего, для сушки и сортировки зерна – с умным видом объяснил Наказанный. За разговорами ребята не заметили, как вышли на просёлочную дорогу, ведущую через скошенное поле, прямо к деревне.
- Эта деревня, в которой мы жить будем? – спросили они деда.
- Эта, эта, вон и вагончик видно – ответил он. Ребята, приглядевшись, увидели на краю деревни старый строительный вагончик.
-А это что дуб что – ли? – спросил длинноволосый у деда.
- Дуб – ответил гордо тот.
- Ну и громадина – удивились ребята.
-Это он отсюда такой, а подойдём, он ещё больше будет, раза в три, а лет ему знаете сколько? – спросил дед и сам себе ответил – ого – го, сколько, лет двести пятьдесят, не меньше – похвастался дед, причмокивая при этом языком.
- Неужели такой старый? – удивились ребята.
-Врать не буду, но старики говорили, что его посадил старый барин Строганов, которому Екатерина подарила нашу деревню вместе с крестьянами, с тех пор ей и название Строганово. Мальчишки удивлённо присвистнули. А длинноволосый задумчиво сказал – под ним может, не один клад зарыт.
- Ещё один больной нашёлся – возмутился Наказанный.
- До него тоже были? – спросили ребята.
- Ещё сколько, всю землю перекопали вокруг дуба, как кабаны – за-смеялся дед.
- Ну и нашли что – нибудь? – спросили ребята.
- Нашли, нашли от одного места уши, откуда там клады, каждую осень кабаны всю землю вокруг дуба вспахивают в поисках желудей – ответил дед. Ребята подошли к дубу, это действительно был исполин, что бы обхватить его руками пришлось встать по кругу четверым мальчишкам.
- Вот это дуб! – воскликнули мерильщики. С одной стороны к стволу дуба была приколочена лестница.
- А зачем лестница приколочена? – спросили ребята.
-Как зачем, залезать на дуб, там, наверху площадка, можно посидеть, покурить, выпить, если есть что – пошутил дед. Мальчишки не поверив, полезли наверх, на высоте трёх метров один дуб заканчивался, и начинались три отдельно стоящих друг от друга дерева.
- Смотрите – ка, здесь даже костёр жгли – сказал один из мальчишек, забравшихся наверх.
-А кровати не видно? – засмеялся другой.
- Ну, чего там, наверху? – спросили снизу.
-Здесь жить можно, площадка, метра полтора в окружности – ответили верхолазы.
-Ладно, пойдёмте в деревню, а то уже поздно, мне ещё вас разместить надо – сказал дед. Строительный вагончик стоял на краю деревни.
- Вот в нём и будете жить – стукнув вагончик палкой, сказал Наказанный. – В нём все приезжающие живут, даже один раз шабашники жили, буржуйку в нём установили, что бы не холодно спать.
- А где обедать будем? – спросили ребята.
- Дак в столовой, где же ещё, все в столовой обедают – удивился Наказанный.
- А сколько стоит обед в вашей столовой? – спросили мальчишки.
- Вас наверно бесплатно будут кормить, а потом вычтут, когда работать закончите – сказал дед. Ребята подумали и сказали – тогда ясно. Дед открыл вагончик, тот состоял из двух комнат – вот в этой комнате будете спать – показал он на лево – а вот в этой будете, есть – показал он направо.
- А где кровати, на чём спать будем? – спросили мальчишки.
- Вот на этом – сказал дед, показывая на нары, сколоченные у дальней стены вагончика. – Вот на нарах и будете спать, смотрите как широко, всем места хватит – засмеялся дед.
- Что прямо на досках и будем спать – возмутились ребята.
- Да нет, матрасы и одеяла привезут вечером, и подушки тоже – ответил дед. – А сейчас располагайтесь, а я отведу девочек к бабушке Тамаре – сказал дед. Дед увёл девчонок, а мальчишки стали осматривать свои новые хоромы. – Как здесь можно жить, ни стола, ни стульев, и телевизора нет, одни стены и нары, как в тюрьме? – возмущались они.
- Зато вина осталось ещё много, пошли лучше костёр разведём, и выпьем за новоселье, вот и ведро как раз есть – предложил Колька.
- А закуску – то девчонки унесли, будь они неладны.
-Так сбегайте, кто – нибудь, заберите и девчонки может, придут, а то без них как – то скучно – сказал длинноволосый.
- Чего по Верке соскучился? – подковырнули его мальчишки.
- Да пошли Вы – буркнул длинноволосый и вышел на улицу.
- Ну, вот за что парня обидели? – хмыкнул кто – то из мальчишек.
- Ладно, пошли, выпьем, а на обиженных воду возят – сказал Колька. Ребята вышли на улицу – хорошо – то как! – воскликнул кто – то из мальчишек.
 - Хорошо в краю родном, пахнет сеном и говном – запел Колька. Мальчишки расположились на лужайке за вагончиком, набрав из чьей – то поленницы дров, разожгли костёр.
- Картошечки бы испечь, да где взять? – вздохнул длинноволосый.
- Где взять, где взять, украсть – передразнил его один из мальчишек.
-За воровство можно и по сопатке получить, сейчас Наказанный придёт, попросим его, он принесёт, он вроде из этой деревни – предположил Колька.
- Ему за это наливать придётся – засопел длинноволосый.
- Ну и жадён ты брат – возмутился Колька. – А наливать всё равно придётся, и не только ему, погоди, выпивать начнём, хвостов много появится.
- А мы все хвосты обрубим, никому не нальём – ерепенился длинноволосый. Костёр между тем разгорелся, и от него пошло тепло, и комаров стало меньше, мальчишки переливавшие вино в ведро, сказали – одного ведра мало, надо ещё, бутылок семь осталось.
- А вы ведро, вымыли? – спросил длинноволосый.
- Да чего его мыть, оно и так чистое, тем более уже перелили, ну попадётся кой – какая шелуха, так ничего страшного, выплюнешь – улыбнулись те. Они зачерпнули целую эмалированную кружку, красного вина – на пей, и не рассуждай.
-Дают, бери, бьют, беги – поддакнул им Колька. Длинноволосый взял кружку, и залпом выпив вино, воскликнул – ух гадость, какая! Кружка с вином пошла по кругу, мальчишки выпивали вонючую красную жидкость, морщились и закусывали кто чем.
-Эй, разливающий, давай ещё кружки, а – то одной мало – возмущались ребята. Длинноволосый принёс ещё пару кружек, дело пошло побойчей. Добавив, к выпитому в столовой, по целой эмалированной кружке, мальчишки совсем опьянели, языки их развяза-лись, и они стали рассказывать друг другу разные невероятные истории.
- А чего это Вы, без нас выпиваете? – закричала толстая Верка, подошедшая с тремя девчонками и Наказанным.
- Что мы вас ждать должны? – возмутились ребята. Верка, увидев достаточно пьяных ребят, сменила гнев на милость, и сказала – ладно наливай, а то уйду. Длинноволосый зачерпнул целую кружку вина, и сказал – на пей, только не уходи, уж больно ты мне нравишься, булочка со смаком. Верка выдохнув полной грудью, хлопнула целую кружку вина, и, скорчив страшную гримасу, сказала – фу гадость какая, щас сблюю.
- На, закуси скорей, чего добро переводить – сказал длинноволосый, подавая ей кусок ливерной колбасы. Верка, схватила кусок колбасы и засунула его в рот прямо неочищенный.
- Ты чего, он же не очищенный – заругался длинноволосый.
- А ерунда, в русском пузе всё сгниёт – ответила та.
- Хватит Вам любезничать, давай и нам наливай – завозмущались девчонки. Кружка с вином опять пошла по кругу, девчонки морщились, гаврились, но выпивали всё до капли.
- Деду не забудь налить – сказал Колька. Длинноволосый сморщился, но кружку налил, и, подав деду, зло сказал – держи. Дед взял кружку, выпил, и, закурив, присел у костра.
- А я вам картошки принёс, испечёте – сказал он. Колька взял картошку и закопал в горящие угли.
- Дед, а тебе, сколько лет? – спросил он.
- Ой, много милок, я ведь с десятого года – запричитал дед. Колька сам взял кружку и зачерпнул из ведра, кружка заскрежетала по дну ведра.
 - Смотри – ка всё выпили, быстро мы справились – удивился Колька. Он протянул кружку деду – на, пей, а то мы уже выпили по две, а ты отстал. Дед взял вторую подряд кружку и выпил, даже не поморщившись. Некоторые, из мальчишек уже совсем опьянев, уснули прямо на земле у костра, другие, раздобыв где – то гитару бренчали знакомую песню. «Поэта Пушкина бронзовый бюст» – дед ты бы хоть рассказал чего из своей долгой жизни, ведь, наверное, много всего знаешь? – поинтересовался Колька. Дед вздохнул и сказал – конечно, знаю, ты думаешь, я всё время был такой старый, и неказистый, э нет брат, я тоже когда – то был молодым и красивым, и казалось тогда нам молодым комсомольцам, что вот ещё чуть – чуть, и настанет всемирное счастье, а вышло всё наоборот.
- Хотите, расскажу, как я руки лишился? – спросил пьяным голосом дед.
- Конечно, хотим – загалдели ребята и девчонки, даже те, кто бренчали на гитаре, отложили её

Часть -3
 Рассказ Наказанного

– Было это в тридцатом году, мне тогда исполнилось двадцать лет, чуть побольше, чем вам – начал дед свой рассказ из далека. – Жил я не в этой деревне, а в Семёновской, это километров шесть в сторону Соти. А комсомольская ячейка была здесь, в Закобякино, и клуб был здесь и изба – читальня, по – нынешнему библиотека – пояснил дед.
- Да мы знаем, грамотные – влезла в рассказ Верка.
- Тише ты, не мешай – зашикали на неё ребята, и Верка замолчала.
- Ну вот, и ходили мы из своей деревни каждый вечер сюда, в Закобякино. Когда пешком придём, а когда и на телеге приедем, в нашей деревне комсомольцев много было, человек пятнадцать.
-Шесть туда и шесть обратно, это двенадцать, все ноги сотрёшь – удивился длинноволосый.
- Ничего, для бешеной собаки двадцать километров не крюк – ответил дед пословицей.
-Вот как раз в сентябре, пришло распоряжение с верху, церковь закрыть совсем и сделать в ней, что – нибудь на усмотрение местной власти, а все иконы прилюдно на площади сжечь.
- А почему совсем, разве к тому времени церковь ещё работала? – спросили мальчишки.
- Да как вам сказать, по большим праздникам службу проводили, а так закрытая стояла, но иконы, и всё остальное имущество, было в церкви, правда всё золото и серебро уже ободрали, но кое – что ещё осталось – пояснил дед.
-Занимались всем этим чекисты, ну а мы помогали и очень активно, да и как было не помогать, будешь отлынивать, запишут в сомневающиеся, а это чревато, можно и из комсомола вылететь, а там и до строек народного хозяйства недалеко.
- Это до тюрьмы что ли? – спросил пьяный детский голос.
- До неё родимый, до неё, только нынешняя тюрьма по сравнению с той, пионерский лагерь – ответил дед.
- Приехало нас в тот день человек двадцать, на двух подводах с песнями под гармошку, как же праздник, церковь рушить, глупые были, не понимали, что нам воздастся сполна, по делам нашим. К моменту нашего приезда, там уже развернулось настоящая война, между местными комсомольцами и верующими. Церковь стояла открытая, и комсомольцы вместе с чекистами, вытаскивали иконы и деревянную утварь и бросали в костёр, горящий прямо на площади, напротив церкви.
- Во, подмога приехала – обрадовались комсомольцы нашему приезду. Меня поставили на ответственное место, рубить большие иконы топором. Я с энтузиазмом принялся за это дело, иконы от моих ударов разлетались как щепки.
 -Я до сих пор помню, тот истошный крик старух и стариков, когда от моего удара топором разлетелся лик спасителя, как потом оказалось, это была самая намоленная икона.
- Будь ты проклят на веки, пусть руки твои отсохнут, и никогда от твоего семени не родит ни одна женщина – голосила старуха лет семидесяти. Это была самая опасная бабка из всех прихожан, люди считали её колдуньей, и за глаза звали «Грыжей» за то, что она за-говаривала грыжи младенцам.
 - А разве колдуньи ходят в церковь? – спросила Верка, слушавшая рассказ деда, аж с раскрытым ртом.
- Те, которые в сказках, не ходят, а те которые в жизни, ходят, если её поп от церкви не отлучил – ответил дед.
-А эта «Грыжа» была настоящая колдунья или нет? – не отставала Верка.
-Настоящая или нет как определишь, но в округе её боялись все, даже некоторые чекисты, поэтому и не трогали – ответил дед.
- Да вон её дом стоит – показал он пальцем в темноту.
- Она что жива до сих пор? – удивились ребята.
-Да нет, умерла уже давно, году в пятидесятом вроде, лет девяносто ей было – ответил дед.
-А вот дом её так пустой и стоит, никто жить не хочет, родственники из города приезжали, поллета прожили, переругались все и уехали, а дом продали колхозу. Колхоз вначале туда агронома молодого поселил, он неделю прожил и убежал – говорит, селите хоть на ферме, а в дом этот больше не пойду. – Его даже по комсомольской линии проработали, всё равно не пошёл.
- После агронома селили кого попало; рабочих, студентов пробовали, те друг друга чуть не перерезали, во какой дом после «Грыжи» остался – закончил дед свой рассказ про колдунью.
- А чего там, в доме – то этом? – спросила Верка.
- Не знаю, я в нём не жил, а те, кто жили, говорят, что жить невозможно, каждую ночь кто – то ходит, гремит, стучит, воет, жутко так воет, как собака перед покойником, аж мурашки по коже. А самое странное, что всё время страшно, и хочется с кем – нибудь разругаться.
- Ну, дед, ты и страсти рассказываешь, аж хмель весь вышел – сказал Колька.
- Да что вы детушки, разве это страсти, все страсти впереди, это пока присказка – улыбнулся дед.
- Эй, поп, там вино ещё осталось? – спросил Колька у длинноволосого.
- Сам ты поп – буркнул обиженно тот, но бутылками загремел. – Девять штук – ответил он, погремев бутылками у себя в рюкзаке.
-Ну, давайте тогда выпьем, что бы не страшно было дослушивать – предложил Колька.
-Я не буду, меня и так мутит и голова кружится – отказалась толстая Верка.
- И мы не будем – сказали остальные девчонки.
 - Ну и хрен с вами, больше нам достанется – разозлился Колька, у него свои планы были на пьяных девчонок, но похоже они срыва-лись. – Слушай Верка, а как ты попала в старшую группу? – спросил он.
- Очень просто, опоздала, наши уже уехали, я хотела идти домой, а завуч говорит – поезжай со старшими, а то прогулы будут – вот я и поехала. Длинноволосый подал Кольке кружку с вином, тот выпил, поморщился, закусил печёной картошкой и сказал – рассказчику не забудь налить. От этих слов уже сморщился длинноволосый. Колька посмотрел на него зло и, сплюнув в костёр кожуру от картошки, вымолвил – ну и жадён ты брат, не доведёт тебя это до добра, накличешь ты на свою голову ножницы.
- Да пошёл ты, куда Макар телят не гонял – окрысился длинноволосый, но кружку налил и подал деду. Дед выпил, крякнул и продолжил свой рассказ. – На чём я там остановился? – спросил он у мальчишек.
- На проклятии «Грыжи» - ответили те, кто ещё мог говорить, но большинство уже были настолько пьяны, что только кивали головами, последняя кружка добила многих окончательно.
-Ну, вот не смотря на все проклятия, церковь мы выпотрошили часам к трём, потом было праздничное застолье, в связи с успешным окончанием работ, потом танцы под гармошку, поцелуи, обжимания в тёмных углах, в общем, всё что положено. Подружка у меня жила в самом Закобякино, вот я и решил у неё задержаться на всю ночь, наши деревенские отплясав и отпив, загрузились на телеги и уехали восвояси, а я остался, в надежде получить сполна женской ласки и тепла.
- А что холодно было? – задала глупый вопрос Верка.
- Да нет, не холодно – смутился дед.
- Глупая, ему другого тепла надо было – заржали пьяные мальчишки. Верка фыркнула и произнесла – фу, охальники. Мальчишки заржали ещё громче.
-Хватит вам ржать, кони с яйцами – возмутился Колька. Мальчишки замолчали, а дед продолжил.
-Только не получилось у меня ничего, после разгрома церкви будущая тёща меня даже на порог не пустила, вилы схватила – заколю тебя, дьявола – орёт дура старая. – Пришлось мне ретироваться, и идти в свою деревню пешком, вот тут – то и начались все страсти.
- Ой, что это? – вскрикнула одна из девчонок, и указала пальцем в сторону дома «Грыжи». Слушатели мгновенно повернули головы в сторону деревни и стали всматриваться в чёрную темноту ночи.
- Да нет там никого, привиделось тебе с пьяна – ухмыльнулся длинноволосый.
- А кого видела – то милая? – спросил дед.
- Да, как будто огонь из трубы – ответила девчонка.
- Наверно в соседнем доме печку затопили, вот ты и увидела – успокоил её дед. – Дорога до нашей деревни проходила мимо болота, до старой мельницы, та стояла на небольшой речушке, у чёртова омута, да и сама речушка называлась «чёрная» – продолжил дед свой рассказ. – Вытекала она прямо из болота и несла свои воды в Соть, вот мимо этого болота я и чесанул, солнце уже село, начало смеркаться, я с шага перешёл на галоп, хоть и не верил во всякие страсти, но всё же как – то не по себе было. Болото, оно вообще страх наводит, там всё время что – то шипит, булькает, голоса какие – то раздаются, в общем, жуть одна, тем более вечером или ночью. Я уже полпути проскакал, как будто что – то подгоняло меня, даже не задохся, смотрю, навстречу мне мужик идёт, наш деревенский, я обрадовался, здорово, куда это ты на ночь? – спрашиваю.
- К брату, на крестины, у него сын родился – отвечает мужик.
-А чего на ночь, глядя, идёшь?
- Да так уж получилось – ушёл от ответа мужик. А сам смотрит на меня как – то странно и скалится, а у самого зубы чёрные грязные и вонь изо рта на километр, у меня аж мурашки по спине пошли. Он увидел, что я испугался и говорит – хочешь самогоночки свежей? Из меня после пробежки хмель вышел, подташнивать стало – хочу – отвечаю.
- Пойдём тогда к братану, копыта обмоем, здесь недалеко – предложил мужик. Пошли, оказалось, действительно недалеко, хутор, на котором жил братан мужика, стоял за перелеском. У ворот нас встретил сам братан – заходите, гости дорогие, заходите – пригла-сил он нас в дом. Зашли, смотрю столы, ломятся от закуски, сели, налили, подняли я и говорю – дай Бог не последняя, и что меня комсомольца, не верующего в Бога, заставило это сказать, я до сих пор не знаю. Не успел я произнести имя Бога, как всё зашипело, зашевелилось, стало расплываться, и вдруг всё пропало с жутким воем и свистом. Смотрю, сижу я один на старой мельнице, за грязным столом, и держу в руках вместо чашки с самогоном, старую кошачью или ещё какой зверюшки черепушку. Вскрикнул я и выбросил её в сторону, загремела она, покатилась, а из тёмных углов вдруг опять зашипело, засвистело со страшным воем, и поползли ко мне тени со всех сторон страшные, с когтями и клыками. Бросился я к двери, выскочил на улицу и понёсся, как пёс гончий, только был я не охотником, а добычей. Я мчался без оглядки пока хватало сил, ветки цепляли меня за одежду, я запинался о корни, лицо моё было всё в паутине, даже во рту и то была паутина, наконец, я выдохся и сел – Господи, что со мной, куда я попал? – опять подумал я. Огля-девшись по сторонам, я увидел, что опять сижу рядом со старой мельницей, и страшные тени тянутся ко мне из всех щелей. Я опять бросился бежать, страх гнал меня всё быстрее и быстрее, вдруг я куда – то провалился, огляделся яма, какая – то странная продолговатая и тут до меня дошло, могила, я упал в только что выкопанною могилу, откуда здесь кладбище – пронеслось в моей голове. Присел к дальней стенке и затих, думаю – посижу, пока не рассветёт, а там в деревню пойду. Только я об этом подумал, опять засвистело, завыло и слышу кто – то идёт, выглянул я из могилы, смотрю, идут ко мне мужик, с которым копыта

 Рассказ -2
 Запой мастера

Ребята уже неделю жили и работали в колхозе, их разделили на две группы, одна группа работала на зерносушилке, другая на уборке картошки. Мастер Петрович всю неделю не выходил из запоя, что только не делали с ним ребята, поливали его с утра холодной во-дой, отбирали одежду и обувь, но всё было бесполезно, к вечеру Петрович приходил еле живой, или его привозил на телеге старый дед, конюх Панкрат.
Кольке повезло больше всех, он сначала попал на сушилку вместе со всеми, и возил мешки с зерном на маленьком тракторе под на-званием «Машка», но дня через три его заметил водила, который их вёз из Любима.
- Как ты хорошо управляешь трактором – удивился тот – не хочешь ко мне заместителем? – спросил он.
- А чего делать надо? – полюбопытствовал Колька.
-Да ничего сложного, будешь продукты помогать грузить, а когда я нарежусь до чёртиков, поведёшь машину – объяснил водила.
-Я с удовольствием, только прав у меня нет – расстроился Колька.
-А на кой они тебе хрен – засмеялся водила – здесь гаишников нет, из всей милиции один участковый, а его днём с огнём не сыщешь, на тракторе ездил, права не спрашивали?
- Нет, не спрашивали – ответил Колька.
- Вот и здесь не спросят, последний раз предлагаю, пойдёшь? – разозлился водила, на нерешительность Кольки.
- Пойду, пойду.
-Тогда завтра, прямо с утра приходи к гаражу, поедем в Любим.
- Слушаюсь – обрадовался Колька. Правда некоторые ребята были недовольны тем, что Колька уйдёт с сушилки.
- Мы будем запахивать, а он на машине разъезжать – возмущался длинноволосый.
-Да ты просто завидуешь – подзадоривала его толстая Верка – тебя самого – то не приглашают, вот ты и возмущаешься, какая нам разница, где он будет работать с нами или с водилой.
- Пошла ты, плюха толстая – обиделся длинноволосый. Но остальные ребята после этой перепалки успокоились, и Колька спокойно пошёл работать к водиле грузчиком.
Они каждый день ездили в Любим за продуктами или вином, а бы-вали дни, когда приходилось делать по две ездки. В такие дни Колька приходил в вагончик уставшим и злым. А длинноволосый подначивал его, говоря – сам напросился, вот и нечего на других зло срывать. Но бывало и, наоборот, в те дни, когда привозили вино или водку, Колька являлся пьяный, и перепалка повторялась в обратную сторону, но как бы ребята не ругались, до драки дело не доходило ни разу.
Вот так незаметно для ребят и пролетела первая неделя. Как – то вечером Кольку подозвала главный бухгалтер колхоза тётя Таня, это была крупная, русская женщина, с огромным бюстом, из – за которого она не видела даже своих грязных сапог.
-Колькя – позвала она его к себе, и шмыгнула красным носом, выделявшимся своей величиной, так же как и бюст. Её маленькие поросячьи глазки бегали из стороны в сторону, как бы говоря – я ни в чём не виновата, у нас растраты нет.
-Ох уж эти бухгалтеры, всегда у них глазки бегают – подумал Колька, но вслух сказал совершенно другое.
-Да тётя Таня, слушаю тебя – выкрикнул Колька, и хотел подбежать к ней, но споткнулся и упал прямо у её ног, подняв облако пыли.
-Колькя, ты чаво, пьяный что – ли – возмутилась тётя Таня.
-Да нет, с какого праздника мне пьяным быть – удивился Колька.
- Как с какого? – Ты знаешь, что ваш мастер выписал в конторе двести рублей аванса, вам на пропитание? – спросила тётя Таня.
- Откуда – удивился Колька. – Петрович, как приехал так и не просыхает, мы его ни разу трезвым не видели, он к вечеру не только разговаривать, он и видеть – то уже не может. – Ну, мы ему сегодня покажем «кузькину мать», будет знать, как пропивать наши деньги – сказал Колька и сжал свои кулаки.
- Вы уж его ребятки сильно не бейте – испугалась тётя Таня.
- Ой, зря я тебе рассказала – запричитала она. – Убьёте ещё ненароком, потом отвечать придётся, посадят ведь. – Вон в прошлом годе, в соседнем колхозе работали мальчишки, только они в училище учились, а не техникуме, так один зарезал и мастера и старшего мастера, одного насмерть, а другой инвалид на всю жизнь, во как бывает, зря я тебе рассказала, не надо было.
- Да ни чего мы ему не сделаем, ну дадим пару раз по шее, да деньги отберём если остались.
- На вряд – ли, наверное, всё пропили с председателем, тот тоже каждый день пьяный – вздохнула грустно тётя Таня. И добавила, заглядывая Кольке в глаза – ты уж меня не выдавай, ладно.
- Не выдам, не бойтесь – успокоил её Колька, а сам подумал – чего ей бояться? Колька пришёл в вагончик злым и сразу спросил у ребят – Петровича не привозили?
- Пока нет – ответили те хором.
- А зачем он тебе? – спросили в ответ ребята.
-Зачем, затем, он нас всех на кукан посадил, гад такой – зло прорычал Колька.
- Как это – удивились ребята.
-Да вот так, мне сейчас доложили, что он выписал в конторе под нашу зарплату двести рублей и пропивает их на пару с председателем.
- Во гад, убить его мало – взвыл длинноволосый.
- А кто доложил? – спросил он же.
- Кто надо, тот и доложил, какое тебе дело, главное предупредили.
- А вдруг врут – засомневались ребята.
- Не, этот человек врать не будет, зачем ему – вздохнул горестно Колька.
- Ребя, давай ему вечером тёмную устроим, и деньги отберём что остались, пусть лапу сосёт – предложил маленький худенький мальчишка по имени Вовка.
- Так и сделаем – согласились ребята. Петровича, как всегда привёз дед Панкрат, он, кряхтя, сполз с телеги, и прохрипел пропитым голосом – забирайте своё добро. Ребята скопом выскочили из вагончика, Петрович еле живой лежал на телеге заваленный сеном.
- А ты зачем его сеном завалил? – спросили ребята у деда.
- Купались они с председателем в пруду, вот он и замёрз – засмеялся дед Панкрат.
- Ничего, мы его сейчас разогреем – зло сказали ребята. Они стащили Петровича с телеги за руки и за ноги, и потащили в вагончик, по дороге приговаривая – сейчас согреешься, козёл пьяный. Петрович что – то мычал, и пытался освободится.
- Смотри пьяный, а понимает, чья кошка мясо съела – съязвил длинноволосый.
- Ну ладно ребятки, я поеду, только вы уж его сильно – то не бейте – попросил Панкрат.
- Поезжай, поезжай, не убьём, не бойся – сказал Колька. Дед, кряхтя, залез на телегу, поудобнее уселся, прохрипел – но милая, пошла, пошла, родимая – лошадь тронулась, телега застонала, подпрыгивая на ухабах и покатилась, оставляя Петровича на скорый суд ребят. Мальчишки, втащив пьяного Петровича в вагончик, бросили его на грязный пол, пнув несколько раз ногами в грудь и спину, они приступили к допросу.
-Где деньги наши, давай, рассказывай? – кричали они хором. Но добиться от пьяного, вразумительного ответа было невозможно, Петрович только что – то мычал и размахивал руками.
- Пацаны, так у нас ничего не получится, ничего мы из него не выбьем, надо его раздеть и самим поискать – предложил худенький Вовка.
- Верно – загалдели остальные – как нам раньше это в голову не пришло, давай раздевай его. И мальчишки стали раздевать и просматривать каждую снятую с Петровича вещь. Но денег не было ни где, ни в брюках, ни в пиджаке.
- Вы все карманы как следует, просмотрели? – спросил Колька.
- Все, нигде нет – ответили ребята. Они вытащили и сложили на стол всё, что было в карманах, несколько конфет, пол огурца, хлеб, сигареты, два спичечных коробка, один со спичками, другой с солью.
- Надо в носках посмотреть – предложил длинноволосый.
- Вот сам его вонючие носки и снимай – запротестовали ребята. Длинноволосый снял носки, но и там ничего не было, ребята стояли в раздумье.
- Неужели всё пропил гад – возмутился Вовка.
-Да не может быть, за день столько не пропьёшь, если только потерял – предположил Колька.
- Или стырили, пока он коробочкой щёлкал – сказал длинноволосый.
- Да, в большой семье, хайлом не щёлкай – подтвердил Колька.
- Слушай, братва, а чего это у него из трусов торчит? – спросил Вовка.
-Ты чего, опух что – ли, не знаешь, что у мужиков из трусов торчит – заржали мальчишки.
-Да пойдите вы, бельма свои откройте и увидите – разозлился Вовка.
- Мальчишки внимательнее стали рассматривать, что торчит у Петровича из трусов.
Пацаны, а там действительно что – то не то – сказал Колька – давай братва, снимай с него трусы, посмотрим, что он там спрятал. Мальчишки под дружный хохот стащили с Петровича трусы.
- Ну – ка, чего там? – спросил Колька и выхватил трусы из рук мальчишек.
- Смотрите, кармашек пришит – удивился Колька. Он открыл кармашек, пришитый внутри трусов, там лежали деньги.
- Ребята, вот они, наши денюжки – закричал радостно Колька, и вытащил из кармашка, аккуратно свёрнутые купюры.
- Сколько там? – спросили ребята. Колька пересчитал деньги – сто тридцать рублей – ответил он.
- Нам этих денюжек надолго хватит – обрадовались ребята. Но Колька их остудил – хватит галдеть, не такая уж это большая сумма, на двадцать четыре человека, нечего радоваться, а деньги надо отдать девчонкам у них надёжнее будет.
- Чего это ты опять раскомандовался – заартачился длинноволосый.
-Да хватит вам спорить, тем более Колька прав, у девчонок деньги будут целее – влез в распрю Вовка.
- А чего с этим будем делать? – спросили ребята у спорщиков.
- Давайте его сладким чаем обольём и в перьях вываляем, я в одном кино такое видел – предложил Вовка.
- Не, не будем, песку жалко на него и чаю – сказал Колька, глядя на голое скрюченное тело Петровича.
-А чего это вы тут делаете? – спросила вбежавшая в вагончик Верка, и стукнула длинноволосого книжкой по голове. – Ты чего за книжкой не приходишь? – спросила она длинноволосого и осеклась, увидев голое тело Петровича, лежащее на грязном полу.
- А чего это он голый – то? – поглядывая на ребят, возмутилась она.
- Это мы его раздели – сказали ребята.
- А зачем? – не унималась Верка.
- Деньги искали – ответили ребята.
- Ну и как нашли? – спросила Верка, обходя и внимательно рассматривая голое тело Петровича.
- А это у него что? – делая глупое лицо, и краснея, спросила Верка, и ткнула пальцем в сторону причинного места.
- А ты чего не знаешь, что у мужиков промеж ног растёт – заржали как кони, мальчишки. Верка вспыхнув, как помидор, и стукнув изо всех сил длинноволосого книжкой по голове, выскочила из вагончика.
- Ребята, а давайте его зелёнкой разрисуем – предложил длинноволосый.
- Давайте – согласились остальные. Они сбегали за аптечкой, достали оттуда пузырёк с зелёнкой, вату намотали на тоненькую лучину, кисти и краска были готовы.
- Что первым делом напишем? – спросил Вовка.
- Козёл на лбу – предложил Колька. Вовка отодвинул чёлку и написал большими буквами «КОЗЁЛ». На спине написали нецензурное слово из трёх букв, на ягодицах нарисовали мишень, на груди мешали рисовать волосы, но мальчишки постарались и сумели нарисовать голую тётку, на животе написали «здесь моя совесть» и стрелку к члену. На ногах звёзды и «они устали ходить».
- Во, готово, теперь он настоящий уголовник, зелёнку долго не смоешь, пусть знает как общие деньги пропивать – сказал Вовка. Закончив работу, мальчишки подняли пьяного Петровича и положили на койку, закрыв голое тело одеялом.
- Ладно, хватит с него, пошли гулять – предложил Колька. Вернулись мальчишки поздно, и на Петровича никто внимания не обратил, а утром, проснувшись и быстро умывшись, все убежали на работу. И только на сушилке, прислушиваясь к разговорам деревенских, ребята поняли, что Петрович, проснувшись раньше их всех, ушёл голый.
Деревенские гудели – мастер всё утро голый и разрисованный зелёнкой, расхаживал по селу и просил у всех одежду, потом долго стучался в окно председательского дома, куда он делся, никто не знает.
А председатель в обед подошёл к ребятам и с обидой в голосе сказал – ну вы и подлецы, разве так можно, он ведь вас старше и ваш мастер, а вы его голым выгнали, ну и поколение мы воспитали – вздохнул он горестно и уехал на уазике.
Рассказ 3

Забьём Кабанчика

Деньги, отобранные у Петровича, почему – то закончились очень быстро, прошло всего три

недели, как ребята приехали в колхоз, а денег уже совсем не осталось.

- Чего жрать будете, денежки – то тютю? – спросила у ребят Верка.

- Как – нибудь прорвёмся – ответил Колька.

- Молоко будем пить – засмеялся длинноволосый.

- Одним молоком сыт не будешь, надо хлеба, хоть чёрного, иначе ноги протянете – засмеялась

Верка.

-Я попробую ещё аванс выписать, под будущую зарплату – сказал Колька.

- Не выпишут – предположила Верка.

- Это почему же? – разозлился маленький Вовка.

- Работаете плохо, вот почему – и Верка скорчила смешную рожу.

- Вы, зато больно хорошо работаете – парировал Вовка.

- Сам дурак – обиделась Верка и ушла. Мальчишки за три недели уже обжились,

перезнакомившись со всеми деревенскими, даже ходили на танцы и в кино.

- Ну, чего делать будем? – опять задал вопрос Колька.

- Домой надо писать, а лучше позвонить, пусть денег пришлют переводом – предложил

длинноволосый.

- Можете ещё бутылок насобирать – заглядывая в дверь, и корча рожи посоветовала Верка.

- Ты же ушла, или тебя девчонки прогнали? – подколол её Колька.

- Чего там делать, они красятся, мажутся, как на танцы, а я не люблю.

- А меня любишь? – спросил длинноволосый. Верка хотела что – то ответить, но смутилась и

промолчала. А длинноволосый продолжил, зло, улыбаясь – я знаю, кого ты любишь, ты с самого

первого дня в Кольку втрескалась.

- Верка посмотрела на него горящими от негодования глазами и покрутила пальцем у виска.

- Во, во, осталось только зашипеть, как змее – утвердительно сказал тощий Вовка.

- Правда матка глаза колет, так что – ли – сказав, длинноволосый посмотрел на Верку, как на

врага народа.

- Ну, чего Бугор? – обратился он уже к Кольке – договоришься в конторе, чтобы дали позвонить

вечером в Ярославль. Колька, молчаливо слушавший перепалку ребят, ответил – договорюсь,

пошли на работу, хватит трепаться. Мальчишки, понурив головы и не позавтракав, пошли на

сушилку, а Колька направился в контору, договариваться насчёт телефона. Войдя в контору

колхоза, он направился прямиком в бухгалтерию и, встав в дверях, стал искать взглядом

бухгалтера тётю Таню.

Чего высматриваешь, не меня – ли? – спросила тётя Таня, хлопнув Кольку по плечу.

- Вас – смущаясь, ответил Колька.

- А чего хочешь – то, денег что – ли? – спросила тетя Таня.

- Их самых, а откуда Вы знаете? – удивился Колька.

- Да уж знаю, только зря ты пришёл, председатель не подпишет, злой он на вас за Петровича –

предупредила тётя Таня.

- Да я не только денег пришёл просить, нам бы позвонить вечером домой.

- Ну, позвоните, я буду до шести часов – сказала тётя Таня. Колька радостный побежал в гараж.

- Ты где дрягаешься? – заорал на него водила.

- В контору бегал, чтобы позвонить разрешили в Ярославль – ответил Колька и забрался в

кабину.

- Поехали тогда – и водила завёл машину. Колька проездил до четырёх часов, потом побежал на

сушилку, собрав ребят, он спросил – у кого с собой паспорта есть?

-У меня и у меня тоже есть, да у всех есть – ответил за всех длинноволосый.

- Тогда все и пойдёмте, будете звонить родителям, пусть денег присылают – предложил Колька.

- А сколько просить – загалдели ребята.

- По червонцу, хватит на всё и на хлеб, и на сигареты, на кино, и на танцы.

- А мне и больше могут прислать – похвастался Вовка.

- Ребята, кто будет против, если Вовке пришлют больше десятки? – спросил Колька.

- Никто – хором ответили пацаны. Мальчишки гурьбой подошли к конторе.

- Давайте заходите – распорядился Колька. Увидев толпу мальчишек, тётя Таня запричитала –

заходите миленькие, заходите, похудели – то как, бедные.

- Лучше бы денег выписала, корова деревенская, чем ныть – шёпотом сказал Вовка. Мальчишки

по очереди стали звонить в Ярославль и просить родителей прислать денег. Операция «аванс»

прошла успешно, никто из родителей не отказался прислать своему чаду червончик на сигареты

и кино, то, что им нечего жрать, ребята не говорили, не хотели расстраивать родителей. А больше

они боялись того, что мамы и папы побегут в техникум разбираться, почему их чадо голодает, и

администрация пришлёт нового Петровича. Ребята надеялись, что Петрович не побежал

жаловаться на то, что ему голым и разрисованным пришлось уехать домой, и в техникуме

неизвестно об этом безобразии. Мальчишки весёлые и довольные, вышли на улицу.

- Завтра уже начнут приходить наши денюжки, будет на что на танцы сходить – радовались

они. Кольку кто – то дернул за рукав – а это ты попик – сказал он задумчиво.

- Я, я – ответил длинноволосый – слушай бугор, у меня к тебе предложение есть.

- Ну, так говори, чего тянешь? – разозлился Колька.

- Да не тяну я, просто обдумываю свою мысль, ты видел, как кабаны землю разрыли у дуба?

- Видел, как трактором вспахали – ответил Колька.

- Вот я и хочу предложить тебе охоту на кабанчика, пойдём?

- Пойдём, только рогатки сделаем и пойдём – засмеялся Колька.

- Чего ты ржёшь, я серьёзно, а ты ржёшь – обиделся длинноволосый.

- Да я совсем и не ржу, говори, только не тяни кота за яйца – разозлился Колька.

-Надо взять два кола подлинней, заострить их с одного конца, залезть ночью на дуб, и сидеть

там до тех пор, пока не придут кабаны утром, ясно?

Ну, ясно, а что дальше – то? – спросил с нетерпением Колька.

- А дальше вот что – продолжил длинноволосый – дождёмся, когда они начнут жёлуди жрать и

заколем одного или двух кабанят. Если сверху колом его проткнуть, он не убежит, кабанам нас

на дубе не достать, они же лазать по деревьям не умеют, утром люди пойдут, собаки начнут

бегать, кабаны уйдут, а кабанчики, которых мы проткнём, останутся нам, понял.

- Понять то понял, а если кабаны не уйдут, мы так и будем сидеть на дубе, как коты учёные.

- Почему не уйдут, уйдут, ты хоть раз видел утром у дуба кабанов? – спросил длинноволосый.

- Нет, не видел – смутился Колька.

- Раз не видел, пошли колья делать – предложил длинноволосый. Кольке хоть и не очень

понравилось это предложение, но съесть свежего, молодого кабанчика, пожаренного на костре,

он бы не отказался и Колька пошёл готовить оружие. Выбрав в посадках две молодые берёзки,

срубив их и заострив с одного конца, они смастерили орудие охоты. Длинноволосый залез на

площадку между ветвей дуба и померил изобретение.

- В самый раз – сказал он, воткнув, слегу в землю – не сорвётся, если попадём.

- Во, во если попадём, главное попасть, ты попади ещё – передразнил он длинноволосого –

думаешь, они будут ждать пока ты в них попадёшь.

-Утром увидим, будут они ждать или нет, а пока пошли хоть картошки испечём на костре, а то

жрать охота, так что в животе урчит – предложил он Кольке. Прислонив колы к дубу, они

направились к вагончику.

- Во смотри, наши уже костёр разожгли, наверное, картошку пекут, пожарить бы, да где масла

взять и сковородку – размечтался он.

- Да уж где бы взять – вздохнул Колька. Они подошли к костру, мальчишки сидевшие у костра

встретили их насмешками.

- Ну, чего охотники, завалили кабанчика? – захихикал тощий Вовка.

- Дайка лучше картошечки, чем подначивать – попросил Колька.

- Бери, сколько хочешь, её целый костёр – ответил тот. Колька выкатил из костра палочкой

обугленные черные картофелины и, взяв в руку, стал подкидывать к верху приговаривая – ух,

горячая.

- Во сколько пойдём на охоту, бугор? – спросил длинноволосый, делая тоже самое.

- Перед самым рассветом надо идти, пока темно – влез в разговор тощий Вовка.

- А мы без тебя не знали, говно тощее – окрысился длинноволосый.

- Вот уж если кто из нас двоих говно, так это ты – обиделся Вовка.

- Хватит ругаться, оба вы хороши, и тот и другой – успокоил их Колька.

-А чего он всё время обзывается, тощий, тощий, сам больно жирный, обидно ведь, тем более на

таких харчах не очень – то располнеешь – сказал Вовка, и принялся жевать горячую, всю в саже

картошку.

- Пошли спать, никуда сегодня не пойдём, а то проспим – сказав, Колька встал и направился к

вагончику, за ним потянулись и остальные.

- А вы –то куда, тоже на охоту собрались, а костёр кто тушить будет? – возмутился Вовка,

оставшись у костра совсем один.

- Ты и потушишь – сказал длинноволосый, закрывая за собой дверь вагончика.

- Конечно, потушу – забубнил Вовка, и стал заливать костёр водой из ведра. Кольку разбудил

тихий голос длинноволосого – вставай, бугор, пора, а то расцветёт, поздно будет. Колька встал,

потянулся, и спящим голосом произнёс – а может, не пойдём, ну их твоих кабанчиков.

- Ребята, меня возьмите – запищал тощий Вовка.

- Маленький ещё, упустишь, спи лучше – обрезал длинноволосый.

- Ну и чёрт с вами – сказал Вовка и, перевернувшись на другой бок, захрапел.

- Одевайся быстрей, а то сейчас весь вагончик за нами увяжется – зашипел длинноволосый.

Колька оделся, и они вышли на улицу, их обдало утреней прохладой и осенней сыростью –

брррр – сказал Колька, и добавил – холодно как, не придут они.

- Придут, придут, пошли скорее – начиная злиться на Кольку, заторопил длинноволосый. Они

подошли к дубу – полезай скорей – скомандовал длинноволосый. Колька залез на площадку

между ветвей дуба – давай колья. Длинноволосый подал ему колья – на меня только не урони –

сказал он и полез наверх. Усевшись поудобнее на сучках дуба, охотники стали дожидаться

прихода жертвы. Забрезжил рассвет, и ребята увидели, что по земле ползёт густой туман.

- Какой туман, не видно будет ничего – предположил Колька.

- Увидим, может, рассосётся этот туман – не согласился длинноволосый. Так и получилось, как

предположил длинноволосый, не успели мальчишки выкурить по сигарете, задул неизвестно

откуда взявшийся ветерок, и туман потихоньку стал пропадать, взору мальчишек открылась

удивительная картина. Кабаны уже паслись, но не у дуба, а на картофельном поле.

- Смотри сколько их там! – удивлённо воскликнул длинноволосый.

- Дааа, не сосчитать – просопел Колька.

- Чего они там потеряли? – спросил длинноволосый.

- Как чего, выполняют вашу работу, собирают оставшуюся картошку, вы её там столько оставили,

что можно не одно стадо кабанов прокормить – засмеялся Колька.

- Смотри сколько кабанчиков маленьких, вот нам бы штук пять, устроили бы праздник живота –

размечтался длинноволосый.

- Может, ещё и подойдут, не всё же они там будут ковыряться, кто – то землю у дуба вспахал –

размышлял Колька. Но кабаны и не собирались подходить к дубу, они с удовольствием

ковыряли картофельное поле, выуживая оставшуюся картошку. Колька внимательнее стал

рассматривать стадо кабанов, четыре крупных самки водили за собой по десятку, а то и больше,

маленьких кабанят, они вспахивали землю своим носом, а кабанятки подбирали выкопанную

картошку. Десятка полтора взрослых кабанов ходили по одиночке, пытаясь подобрать ту

картошку, которую выкапывали кабанихи, но это у них получалось плохо, вернее совсем не

получалось. Как только они пытались подойти поближе, кабаниха бросалась на них и отгоняла от

детёнышей, подбиравших выкопанную картошку. Но в скоре Кольке надоело смотреть на это

соревнование, и он закурил.

- Ты чего, унюхают запах, вообще не подойдут – заругался длинноволосый.

- Ты так думаешь, или они тебе сказали? – спросил Колька, продолжая курить.

-Я так думаю, и тебе тоже советую так думать – они уже чуть не сцепились, но в этот момент

несколько молодых самцов отошли от общей группы и направились к дубу.

- Бросай свою сигарету – скомандовал длинноволосый, Колька послушно выполнил его

требование.

- Потушить надо было сначала – сказал длинноволосый.

- Вот спустись и потуши – предложил Колька усмехаясь. Кабаны не дали им доспорить, они

подошли к дубу и начели ковырять пятачками землю, поковыряв с неохотой, стали чесаться о

землю спинами, потом улеглись на землю и захрюкали.

- Во, самый момент, давай коли вон того, побольше – предложил длинноволосый Кольке.

- Сам коли, я боюсь, не попаду – ответил Колька. Длинноволосый прицелился, и ткнул колом

самого жирного кабана, но попал не в брюхо куда метился, а в спину, кол шаркнул по твёрдой

коже кабана, процарапав глубокую рану, и воткнулся в землю. Кабан вскочил как ошпаренный,

ударив по колу с такой силой, что длинноволосый чуть не свалился на землю, он вовремя

ухватился за ветку и этим спас себе, наверное, жизнь. Вскочив, кабан разразился таким визгом,

что в деревне залаяли все собаки, и даже кто – то завёл трактор. Услышав душераздирающий

визг, все кабаны пропали в одно мгновение, ребята даже не успели посмотреть друг на друга,

как ни одного кабана уже не было, не под дубом, не на поле.

- Вот и поохотились – произнёс сквозь зубы Колька.

- Да, удачной охоты всем нам – подтвердил длинноволосый.

- Пошли домой, слезай – сказав, Колька стал спускаться вниз. Они, понурив головы, вернулись в

вагончик.

- Ну, где добыча, браконьеры? – пошутил Вовка, за ним последовали остальные.

- Убили кого, или нет? Где кабаны? Самих – то не покусали? – сыпались вопросы со всех сторон.

- Хватит вам издеваться – разозлился длинноволосый – ни чего у нас не получилось, пошли на

работу, будем ждать переводов. Ребята вздохнули с сожалением и стали одеваться. Вечером

пришёл первый перевод, Вовке родители прислали двадцать пять рублей, Вовка схватил паспорт

и убежал получать деньги, через час он вернулся, таща плетёную корзинку в которой лежали

шоколадные вафли и лимонад.

- Живём братцы – обрадованно закричал он, входя в вагончик.

Кто на сайте

Сейчас 76 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Яндекс.Метрика